akhbaron1962: (water)
Чем неугоден Джонни Депп Ванессе Паради?
Он зарабатывал на хлеб, а ты сиди, роди...
Мы знаем все твои дела и песни заодно.
Ведь до него ты кто была? — нимфетка из кино!
Теперь ты вечно на виду и хочешь перемен.
Он сделал из тебя звезду, поднял тебя с колен...
Кто ты такая?! Срам один. Не Пугачева, чай.
Пусть он увлекся Евой Грин — а ты терпи, прощай!
Сходи к гадалке, наконец, не парься, травы пей...
Дитям же нужен же отец, хотя бы Воробей!
Пускай вы даже две звезды, известные везде, —
Не выносите из избы, держите все в избе!
Пускай он трижды Воробей, но все ж таки не враг.
У нас две трети всех семей живут примерно так.
akhbaron1962: (зимняя)
Не оставляет это чувство.
И как всегда - Д. Быков пишет о том же. Мы с ним живем параллельно, ощущаем одно - я давно заметила это. Я вхожу в какое-то состояние, ощущение - и тут же у него читаю об этом. Вот не удержалась - приведу довольно длинную цитату из последнего романа "Икс", ради которой и стоило его прочесть - "Тихий Дон" я не читала и мне, честно говоря, по фигу, кто его написал. А настроение, ощущение "теперь все есть, а уже ничего не надо" - это важно. Оно сейчас у многих, мне кажется.

" Дивно ясной, солнечной и долгой запомнилась жителям средней России последняя предвоенная осень, словно заранее все знавшая и желавшая побаловать напоследок всех, кто умрет так скоро, так страшно, а если не умрет, то лишится крова, любимых и себя прежнего. И такая была несказанная печаль в этом тихом лиственном облетании, в ярко-синем небе, в сухой ломкой траве, в полете последних крапивниц и шоколадниц, что все иные чувства из души светлоглазого и строгого пассажира, сошедшего в Туле с трехчасового московского поезда, она мгновенно вытеснила.
Он прошел пешком через центр, не задержался в заводских районах – Штыковая, Патронная, – и спустился к Оке, в лабиринт старых улочек почти сельского вида. Дома тут были большей частью двухэтажные, а то и вовсе скромные халупы того неопределенного цвета, какой бывает у русских деревянных домов на восьмом десятке жизни, когда, бесконечно перекрашиваясь и уже не надеясь никого обрадовать своим видом, стоят они, храня отпечатки всех покрасок, и обретают наконец серебристо-серый с оттенком старческой розовости, словно вывернутые веки у нищего; таковы же бывают и русские лица, которым пришлось сменить с десяток выражений, от угодливого до грозного и обратно, и теперь, в умиротворенный прощальный день, проступило на них то единственное, которое и есть последняя подлинность. Трудно назвать эту основу здешнего характера, ошибочно принимаемую иными за покорность и даже кротость, а между тем это лишь бесконечная тоска существ, перепробовавших все и понявших, что переменить ничего невозможно. Ничего другого не будет, кроме как вот так; и если им повезло не самоуничтожиться под какой-нибудь очередной Ракитной, они сидят на старых лавках либо завалинках и провожают выцветшими глазами такого же светлоглазого прохожего, до которого, в сущности, им нет никакого дела.
Он прошел Садовую, Краснознаменную, странную Мастерскую – окраины, тающие, растворяющиеся в заокских лесах, лугах и прочей природе, как сказал бы его любимый собутыльник, такой же светлоглазый, все повидавший и ничего не изменивший южнорусский уроженец. В этих промежуточных, полусельских-полугородских домах жили промежуточные люди, не заводчане, не поселяне, кустари-одиночки, огородники и ремесленники, так хитро проникшие в щель между мирами, что додавливание их всегда оставалось на потом, а потом всегда что-нибудь случалось, и на них опять не хватало времени, сил, свинца и олова. Больше года искал прохожий двух стариков, проживавших на улице красного героя Смирненкова, сменившей за тридцать лет третье название, потому как предыдущий красный герой Валухин оказался впоследствии троцкист; за всеми этими переменами фамилий, названий и правил хорошего тона как же отыщешь двух стариков, которым ты уже, в сущности, никто? Даже помощь товарища Аркатова, видного организатора всеобщей переписи, сильно напоминающей инвентаризацию кладовой перед решающим обедом, сработала лишь летом, когда во всесоюзной адресной службе совершенно бесплатно изыскали адрес подходящего по возрасту пенсионера Валериана Ильича с супругой Ириной Николаевной.
Прохожий нашел когда-то лиловый, а может, коричневый, ныне же серо-бурый домишко посреди клочка сухой песчаной земли с грядками мальв и табака. У ворот сидел старик в ветхой соломенной шляпе. Прохожий поздоровался и предложил закурить. Старик посмотрел недоверчиво, но папиросу взял.
– От сына вашего вам привет, Валериан Ильич, – сказал прохожий.
– Давно пропал, – глухо ответил старик. – Говорят, большой человек стал. А может, умер.
– Здравствуй, отец, – сказал прохожий.
Отец взглянул на него и не удивился.
– А и правда, – сказал он ровно. – Здорово, Алексей. Что, большой человек стал?
– Да так, – неопределенно ответил сын.
– Что ж пропал-то?
– Ранен был, болел. Память потерял.
– Многие теряют-то, – заметил отец сочувственно и даже одобрительно. – Я тоже плохо все помню. Это сколько ж ты лет пропадал?
– Двадцать будет, – сказал сын.
– И как же ты?
– Подобрали добрые люди, чужое имя дали. Я с ним пообвыкся.
– И чего ж, не помнил ничего? – спросил старик без удивления.
– Ну как, помнил чего-то… Но мне, отец, нельзя помнить-то было.
– Да и я уж много не помню, – опять сказал отец. – Ростов забыл почти.
– А мама где, отец?
– Мама к соседям пошла. Придет счас. Или сходи за ней.
– Не надо. – Сын присел рядом с отцом на скамью. Проступило в них сходство, да наблюдать было некому. Оба были смуглолицые, светлоглазые, пустые и светлые были их глаза, у сына тоже начинали седеть усы, а руки были меньше отцовских и мягче. – Не хочу, чтоб знали тут. Не надо.
– А и то, – сказал отец и после молчания добавил: – Сапожничаю вот.
– Ну и я вроде того. Я денег привез.
– Хорошо, спасибо, – сказал отец. – Вообще все есть так-то. Сейчас появилось все, это раньше не было. Мать придет, супу поешь.
– А что Оля, отец? – спросил сын.
– Оля померла в Ленинграде, в Ленинград поехала и померла.
– А помнишь, Анна, Анна такая была, я привозил ее в шестнадцатом году?
– Анну помню, – твердо сказал отец. – Помню, была. Так она была у нас.
– Когда? – спросил сын, стараясь ничем себя не выдать.
– Так лет пять назад. Она и сказала, что ты жив, большой человек стал.
– А сама потом куда?
– Не знаю, адреса не оставила. Она замуж вышла. Она у нас еще в Тамбове была.
– Что ж ты в Тамбове делал?
– А у брата жили, дядьки твоего. Его сын женился потом, мы в Тулу съехали, тут у матери двоюродная сестра. Она померла потом. Много померло.
У прохожего мелькнула мысль – уйти, не дожидаться матери, но мысль эта была подлая, не для того он так долго искал ее. И он сидел на лавке, чужой человек, с чужим, в сущности, стариком, с которым и говорить было не о чем, потому что, побывав приказчиком и хозяином собственного дела, он побывал потом беженцем, конторщиком, плотником и вот сапожником, и ни одна его новая жизнь не была настоящей, а настоящую он забыл. И когда мать в тесной, нечистой комнатке кормила его супом, гость напрасно искал следы детства, вещи оттуда – ни одной не было. Мать сидела напротив и сухими глазами смотрела, как он ест. На улице все сильней припекало, есть ему не хотелось. В комнате много было мух.
– Мама, – спросил он, – а помнишь, конь у меня был деревянный, рыжий? Седло зеленое?
– Не помню, – сказала мать. – А, был, да.
– Прости, что я не писал, – сказал гость. – Я двадцать лет почти не помнил ничего.
– Я ждала, ждала, – сказала она, – потом перестала.
– Я денег привез, буду присылать, – сказал сын.
– Ах, да что, – сказала она. – Нам много ли надо?
Он искал хоть тень былой интонации, хоть голос, хоть что-то от ее прежнего запаха, – но ничего не было, все было другое. Какую же вам книгу, подумал он, какую еще книгу? Что можете вы сделать с этим? Он не знал, к кому обращался, а «это» было слишком велико и вместе с тем слишком понятно, чтобы его разъяснять. Вообще ничего не надо было больше разъяснять, и ничего не было нужно.
– Я денег пришлю, мама, – сказал он.
– Да ничего не надо, все есть. Ты раньше бы писал, – сказала она, – я раньше ждала, а ты не писал, я перестала. Мне друг твой написал, убили тебя. Но я ждала, потом только перестала.
– Я книгу допишу, пришлю, – сказал гость.
– Допиши, – сказала она, – пришли. Сосед говорил, будто с портретом напечатали, будто похож. А я смотрела – не похож. Глаза другие, весь другой.
Эммаус, вспомнилось ему. Апостолы не узнали его по дороге в Эммаус. Между тем он был тот же самый, просто умер, но ведь жизнь на этом не кончается.
– Пумпончик, – сказала мать. Он вспомнил: до шести лет был пумпончик, шапочка голубая с пумпончиком. Ничего больше не осталось, и пумпончика давно не осталось.
– Пойду я, – сказал он.
– Женился? – спросила вдруг мать.
– Женился.
Он достал фотографию Манюни с сыном, держащимся за ее юбку, и дочкой на руках.
– А хорошие какие, – сказала мать, но в гости привезти не попросила.
– Я приеду еще.
– Приезжай, конечно, – сказала она. – Ты слышал, Оля умерла?
– Да, отец сказал.
– В Ленинграде.
– Да.
– Тогда не было ничего, – сказала она, – теперь все есть.
– Да, теперь все есть".
akhbaron1962: (Новогодний)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] jewsejka в Дмитрий Быков (комментарий) // "Сноб", 22 июля 2011 года

Рейтинг 100 лучших поэтических произведений, созданных на русском языке


Amеrican Film Institute (AFI) каждый год публикует список ста лучших фильмов, снятых за всю историю американского кинематографа.С одной стороны, глупо расставлять произведения искусства по строчкам в рейтинге — как спортсменов на пьедестале (первые три места: 1 - «Гражданин Кейн», 2 - «Крестный отец», 3 - «Касабланка»). С другой стороны, это отличный ресурс для любителей кино, а для AFI — трафик на сайте.

Поскольку на «Снобе» собралось такое количество любителей поэзии (судя по тому, как мы дружно «ругали Бродского»), предлагаю составить самый окончательный и бесповоротный рейтинг русских стихов — не поэтов, а именно отдельных произведений. Это будет такой патентованный список проекта «Сноб». Оставляйте в комментариях имена авторов, названия и ссылки на стихотворения, поэмы (или романы в стихах), которые на ваш взгляд претендуют на включение в первую сотню произведений, когда-либо написанных на русском языке, — а потом мы создадим общий список на каком-нибудь PollDaddy, дружно проголосуем и опубликуем здесь.



Дмитрий Быков: Избранная антология русской поэзии

Идея отобрать 100 лучших русских стихотворений кажется мне весьма симптоматичной: мы сейчас не столько развиваем и обновляем наследие, сколько инвентаризируем его, пытаясь прийти к консенсусу относительно истинных ценностей. Антологии – тридцать рассказов по выбору такого-то, десять веков русской поэзии, лучшие сны в русской прозе, -- сейчас в моде, не нужно только обольщаться насчет их репрезентативности. Они отражают субъективный авторский выбор – или, точней, отражают авторское состояние. В любой другой момент, в другом настроении, я сам отобрал бы другие тексты.

Список этот наверняка многих разочарует и вызовет понятный скепсис – в нем почти не представлен русский авангард, мало верлибров, преобладают сантименты и т.д. Однако прошло, мне кажется, время ориентироваться на эти возращения. Мелодия – душа музыкального произведения, сказал Шостакович, которого уж никак не упрекнешь в простоте и сентиментальном лиризме. Единственная уступка чужим вкусам – и официальной истории литературы, из которой Ходасевича не выкинешь, -- включение одного стихотворения из «Европейской ночи»: мало кого я так не люблю по-человечески, как этого автора, но будем справедливы. Если честно, жена уговорила.

  1. Ломоносов, «Вечернее размышление о Божием величестве при случае северного сияния»
  2. Державин, «Властителям и судиям»
  3. Батюшков, «На развалинах замка в Швеции»
  4. Жуковский, «Эолова арфа»
  5. Пушкин, Песня Председателя («Пир во время чумы»)
  6. Пушкин, «Погасло дневное светило»
  7. Пушкин, «Храни меня, мой талисман»
  8. Пушкин, «19 октября 1825 года»
  9. Пушкин, «Похоронная песня Иакинфа Маглановича»
  10. Лермонтов, «Тучки небесные»
  11. Лермонтов, «Тамара»
  12. Лермонтов, «Сон» («В полдневный жар в долине Дагестана»)
  13. Лермонтов, «Ангел» («По небу полуночи»)
  14. Лермонтов, «Три пальмы»
  15. Некрасов, «Еду ли ночью по улице темной»
  16. Некрасов, «В деревне»
  17. Некрасов, «Слезы и нервы»
  18. Некрасов, «Горе старого Наума»
  19. Некрасов, «Баюшки-баю»
  20. Полонский, «Мой костер»
  21. Тютчев, «Оратор римский говорил»
  22. Тютчев, «Она сидела на полу»
  23. Тютчев, «Два голоса»
  24. А.К.Толстой, «Алеша Попович»
  25. Кузмин, «Если б я был древним полководцем»
  26. Зоргенфрей, «Вот и все. Конец венчает дело»
  27. Блок, «Ты помнишь, в нашей бухте сонной»
  28. Блок, «Опять с вековою тоскою…»
  29. Блок, «Болотный попик»
  30. Блок, «Превратила все в шутку сначала»
  31. Блок, «В густой траве пропадешь с головой»
  32. Есенин, «Сыпь, гармоника. Скука, скука!»
  33. Есенин, Монолог Хлопуши
  34. Цветаева, «Милый друг, ушедший дальше, чем за море»
  35. Цветаева,  «Страсть приходит не с грохотом и громом…»
  36. Цветаева, Попытка ревности
  37. Цветаева, «Тоска по Родине. Давно…»
  38. Ахматова, «Седьмая» (из «Северных элегий»)
  39. Ахматова, «В том доме было очень страшно жить»
  40. Ахматова, «Я приснюсь тебе черной овцою»
  41. Вера Инбер, «Колыбельная сыну, которого нет»
  42. Мария Шкапская, «Петербурженке и северянке…»
  43. Гумилев, «Красное море»
  44. Гумилев, «Заблудившийся трамвай»
  45. Маяковский, «Разговор с фининспектором о поэзии»
  46. Маяковский, «Себе, любимому»
  47. Ходасевич, «Баллада» («Мне невозможно быть собой…»)
  48. Кирсанов, «Смерти больше нет»
  49. Ник. Бурлюк «Тихим вздохом, легким шагом»
  50. Антокольский, «Баллада о чудном мгновении»
  51. Луговской, «Медведь»
  52. Багрицкий, «Весна»
  53. Кесельман, «Прибой утих. Молите Бога...»
  54. Бунин, «Я простая девка на баштане»
  55. Бунин, «Сказка о козе»
  56. Заболоцкий, «Сказка о кривом человечке»
  57. Заболоцкий, «Иволга»
  58. Заболоцкий, «Старая актриса»
  59. Пастернак, «Рождественская звезда»
  60. Пастернак, «Свидание»
  61. Пастернак, «Вторая баллада»
  62. Пастернак, «Иней»
  63. Пастернак, «В низовьях»
  64. Мандельштам, «Золотистого меда струя из бутылки текла»
  65. Мандельштам, «Tristia»
  66. Мандельштам, «Ламарк»
  67. Мандельштам, «Бежит волна, волной волне хребет ломая…»
  68. Мандельштам, «Квартира тиха, как бумага…»
  69. Олейников, «Надклассовое послание (влюбленному в Шурочку)»
  70. Катаев, «Цветок магнолии»
  71. Кедрин, «Приданое»
  72. Домбровский, «Амнистия»
  73. Твардовский, «Я убит подо Ржевом»
  74. Симонов, «Ты говорила мне «люблю»
  75. Тарковский, «Звездный каталог»
  76. Самойлов, «Сербские песни»
  77. Слуцкий, «Бухарест»
  78. Мориц, «Читая греческий кувшин»
  79. Нонна Слепакова, «Сказ о Саблукове»
  80. Городницкий, «Воздухоплавательный парк»
  81. Алешковский, «Окурочек»
  82. Кушнер, «Сентябрь выметает широкой метлой»
  83. Маршак, «Сирень»
  84. Бродский, «Осенний крик ястреба»
  85. Окуджава, «Прощание с новогодней елкой»
  86. Галич, «Гусарский романс»
  87. Евтушенко, «Долгие крики»
  88. Вознесенский, «Ты меня на рассвете разбудишь»
  89. Шефнер, «Милость художника»
  90. Высоцкий, «Баллада о детстве»
  91. Новелла Матвеева, «Одержимый Джим»
  92. Ким, «Блатная диссидентская»
  93. Гребенщиков, «Самый быстрый самолет»
  94. Наум Коржавин, «Памяти Герцена»
  95. Михаил Светлов, «В разведке»
  96. Игорь Юрков, «Арабески-2»
  97. Дидуров, «Детские фотографии»
  98. Чухонцев, «Зычный гудок, ветер в лицо»
  99. Лосев «Невидимая баллада»
  100. Щербаков, «Русалка, цыганка, цикада»
  101. Игорь Караулов, «Жизнь просто пройдет по Остоженке…»

.

akhbaron1962: (Default)
Просматриваю собственный журнал, расставляю тэги. Нашла прекрасное:

http://www.novayagazeta.ru/arts/45798.html

Ну разве не актуально? А ведь 2009 год.
akhbaron1962: (Default)

Ты понимаешь нас, Ражуелина?
Мадагаскар нас так же беспокоит, как прежде беспокоил Гондурас

Дмитрий Быков: Мадагаскар нас так же беспокоит, как прежде беспокоил Гондурас

Ты понимаешь нас, Ражуелина?


Очередной шедевр Димы Быкова.
akhbaron1962: (Default)
"Ох, будет в России революция - и какая страшная! А знаете, кто
будет ее первой жертвой? Буква ять! Первым делом, отменят букву ять...
Пустячок? Конечно, пустячок: мне она и не нужна совсем. Но это еще как
взглянуть? В известном смысле и не пустячок и даже вовсе не пустячок.
Будет, будет великое упрощение. Это бы еще тоже не беда, да только ох,
глупое оно будет..."

Это цитата из романа моего любимого марка Алданова "Истоки". Я его на даче перечитала - и вот увидела. Это в романе говорит Достоевский.

Интересно - Дима Быков знал это? Может, это натолкнуло его на "Орфографию"? Или - случайность?

Теперь - про жизнь.

каждый раз то, что можно Просто Жить - для меня Великое открытие!
А ведь мне много лет.
Волевым усилием - "перестать беспокоиться - в моем случае "сокрушаться" - и начать жить - не получается. Это просто в какой-то момент происходит. Я начинаю получать удовольствие от самого процесса жизни, во всех его бытовых мелочах. Когда это состояние проходит, я помню, что оно было, что оно бывает, - но вернуть его не могу. оно само возвращается... Слава Богу, пока возвращается!

Ужасный пост http://golubchikav.livejournal.com/797933.html

Человек, подаривший нам столько чистого умного веселья... И как же он прав и велик в своем решении...

Еще один повод прочувствовать каждый день как подарок.

Читаю "Конец главы" Голсуорси. Неожиданно точная цитата: "Заведение (приют для бездомных собак) всем своим видом напоминало больницу, то есть доказывало, что всё идет как нельзя лучше, хотя на самом деле всё шло как нельзя хуже".

Здорово, что мы еще не там.

Возрадуемся же! Откупорим шампанского бутылку иль перечтем "Женитьбу Фигаро"... а может, Терри Пратчетта?
akhbaron1962: (Default)
Книга Димы Быкова и Максима Чертанова (по моим сведениям, это девушка) "Правда" - очень смешная! Роскошное чтение! Виртуозная поделка! Столько всего наворочено! И видно, с каким кайфом всё это писалось.придумывалось... Так и вижу, как они кидают друг другу идеи, одна безумнее другой, и тащатся...
А книга Димы о Пастернаке из серии ЖЗЛ - замечательная, как я и ожидала.
Это всё на Книжной выставке я купила.
А потом напилась пьяная с Димой и еще одним ВПЗР (Великим Писателем Земли Русской) Алексеем Ивановым и чуть не потеряла. А потом раскаялась и нашла. Теперь читаю. И кайфую не по-детски. Иванова, правда, не открывала еще.

Profile

akhbaron1962: (Default)
akhbaron1962

April 2017

S M T W T F S
      1
2345 6 78
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 04:46 am
Powered by Dreamwidth Studios