akhbaron1962: (осень)
Еще одно папино стихотворение, посвященное И.М. — мой маме.

Облетели ясени,
улетели ястребы,
крыльями-серпами
небеса кроя.
Будет ночь ненастная...
Соберемся наскоро,
полетим за августом
в дальние края!
Полетим за птицами,
тихими,
печальными,
городу махнувшими
парой рыжих крыл,
над рекой холодною,
над косой песчаною
полетим за августом,
за июлем -
в Крым...
От осин и осени
улетим
за стаями -
Будут штормы южные,
теплые ветра...
Только ночь ненастная
все шумит
за ставнями,
Спи, усни,
Рябинушка,
полетим,

пора...



Хотела загрузить несколько фотографий, ан я их на Яндекс-то еще не выложила. Тогда потом.
akhbaron1962: (осень)
Это стихи Владимира Луговского. Не папины. Но они все равно хорошие, поэтому пусть остаются в отдельном посте.

***
Поманила пальцем.
Убежала.
Сны окончились.
Кругом темно.
Горечь расставанья,
боль и жалость
хлынули
в раскрытое окно.

Хлынул шум дождей непобедимый,
сентября коричневый настой.
Понесло холодным, кислым дымом,
городской дрожащей темнотой...

С кем ходила ты?
Кого жалела?
В сон чужой ты почему вошла?
Ласковое тоненькое тело
ты кому спокойно отдала?

Что о жизни нашей рассказала,
голову прижав к чужой груди?
Голосами девяти вокзалов
почему сказала мне: уйди?
akhbaron1962: (осень)
Тимур Кибиров

ЛЮБОВЬ, КОМСОМОЛ И ВЕСНА

Д. А. Пригову
Отечество, предание, геройство . . .
С. Гандлевский

1.

Они сидят в обнимку на тачанке.
Она в кожанке старой, в кумачовой
косынке, но привычно протянулись
девические пальцы к кобуре.
А парень в гимнастерке, побелевшей
под солнцем полуденным в жарких схватках.
Буденовка простреленная, чуб
мальчишеский кудрявый, а рука
в бинтах кровавых, но рукой здоровой
он нежно плечи девичьи обнял.
А за спиной у них клубятся тучи,
зарницы блещут. Черные бароны,
бароны Врангель, Унгерн, атаманы
Семенов и Тютюник, и Фаина
Каплан, и бурнаши, и ненавистный
Колчак, Махно, разруха, саботаж.
Клубятся тучи, воют злые ветры.

А перед ними светлая заря -
в коммуны собираются крестьяне,
и золотятся нивы, и Буденный
на вороной кобыле выезжает.
И светятся хрустальные дворцы,
оркестры духовые, и рабочий
командует блестящею машиной
в спецовке белоснежной по эскизам
Лисицкого и Родченко. И Троцкий
краснознаменный, вдохновенный Троцкий
приветствует бойцов. И добивают
последних буржуев на Амазонке
отряды Коминтерна. Первомай
сияет над землей. Аэропланы
и цеппелины в воздухе летают,
летают Циолковского ракеты,
и в магазинах разные колбасы!

Они сидят в обнимку на тачанке,
они в обнимку тесную читают,
читают по складам они “Задачи
Союза молодежи”. И заря
встает над обновленною землею.

2.

Они сидят в обнимку на скамейке
у вышки парашютной в людном парке.
Девичью грудь обтягивает плотно
футболка со значками ДОБРОЛЕТа,
и ДОБРОХИМа и БГТО.
На парне китель белый и фуражка,
и блещут сапоги на жарком солнце,
и вьется чуб кудрявый, и рукою
он нежно плечи девичьи обнял.
А за спиной у них клубятся тучи,
зарницы блещут. Кулаки стреляют
по освещенным окнам сельсовета
и по избе-читальне. Динамит
под каждой шпалой и под каждой домной
таится, и к бикфордову шнуру
уже подносят спичку, озираясь,
вредители в толстовках и пенсне.
И ненавистный Троцкий источает
кровавую слюну. И белофинны.
Клубятся тучи. Воют злые ветры.
А перед ними светлая заря -
в колхозы собираются крестьяне,
и золотятся нивы. И Буденный
на вороной кобыле выезжает.
Высотные возносятся дома.
И песни Дунаевского, и с песней
рабочий планы перевыполняет
и получает орден. Балерина
вращается. Фадеев пишет книги.
Все получают ордена. И Сталин
краснознаменный, вдохновенный Сталин
приветствует танкистов. Над планетой
летает Чкалов. Летчики - пилоты
и бомбы-самолеты. Чук и Гек
летят на Марс на помощь Аэлите.
А в магазинах разные колбасы.
Они сидят в обнимку на скамейке,
они в обнимку тесную читают
весь "Краткий курс истории ВК
П/б/". И конспектируют. Заря
встает над обновленною землею.

3.

Они сидят в обнимку на ступеньках
студенческого общежитья. В брючках,
на шпильках тонких девушка, а парень
в ковбойке побелевшей от целинных
ветров, кудрявый, непокорный чуб
ему мешает, и одной рукою
он нежно плечи девичьи обнял.

А за спиной у них клубятся тучи.
Зарницы блещут. Ленинские нормы
партийной жизни нарушают люто
перерожденцы в форме ГПУ,
стиляги и живаги выползают
и кока-колой отравить грозятся
парнишек и девчат. За океаном
СЕАТО, СЕНТО, НАТО, АСЕАН,
и Чомбе, Франко, Салазар, и венгры
контрреволюционные, и нео-
нацисты, реваншисты, куклуксклан,
и Сталин ненавистный, и джазисты,
баптисты и примкнувший к ним Шепилов.

А перед ними светлая заря -
в совхозы собираются крестьяне,
и золотятся нивы, и Буденный
на вороной кобыле в кинофильме.
И светлые, просторные дома
без всяких там излишеств, и играет
оркестр эстрадный Пахмутовой песни.
Рабочий весь в нейлоне и болонье
комбайны собирает для уборки
по всей планете кукурузы доброй.
Бренчит гитара у костра. Никита
Сергеевич Хрущев на Мавзолее
приветствует посланцев всех народов
в году 80-м, в коммунизме.
И денег нету. И взмывают ввысь
в туманность Андромеды экипажи.
И в магазинах разные колбасы.

Они сидят в обнимку на ступеньках,
они в обнимку тесную читают
ХХП-го съезда материалы.
И обсуждают горячо. Заря
встает над обновленною землею.

4.

Они сидят в обнимку на собраньи
отчетном ЖСК. В костюме брючном
кремпленовом она, а он в двубортном
венгерском пиджаке и в водолазке.
Он обнял плечи девичьи. И все же
там, за спиной у них, клубятся тучи,
зарницы блещут. Китаезы лезут
на наш Даманский, сионисты лезут
на наш Египет, и чехословаки
на весь соцлагерь руку занесли.
И янки не желают ни в какую
гоу хоум! И еврей неблагодарный
в ОВИР стремглав несется. Ненавистный
волюнтарист Хрущев ЧК родную
обезоружил. Би-Би-Си визжит.
И Сахаров войной грозит Отчизне.
Клубятся тучи. Воют злые ветры.

А перед ними светлая заря -
крестьяне собираются освоить
методу безотвальную, бригадный
подряд, и осушаются болота,
и золотятся нивы, и Буденный
на вороной кобыле в снах мальчишек.
С улучшенною планировкой, с лифтом
возводятся дома. Ансамбль играет
мелодью в современных ритмах. С новым
рацпредложеньем выступил рабочий
и награжден, и трижды награжден,
четырежды наш Брежнев вдохновенный.
Приветствует он всех и всех целует.
Летят ракеты на Венеру раньше
американцев. И веселый БАМ
планету опоясал, и планета
в цветах встречает светлый Первомай.
А в магазинах разные колбасы.

Они сидят в обнимку на собраньи,
они в обнимку тесную читают
Доклад на съезде XXV-м или
XXVI-м. Заря, заря встает
над обновленной Малою землею.

5.

Они сидят в обнимку на Арбате.
Она в варенках кооперативных.
Он - в фирменных. И в туфлях “саламандра”.
Чуб непокорный. Бритые височки.
Он нежно плечи девичьи обнял.
А за спиной у них клубятся тучи.
Зарницы блещут. Времена застоя
марксизм животворящий извращают,
и бюрократы, взяточники, воры,
и пьяницы, и даже наркоманы,
и мафия, комчванство, долгострой,
и формализм, и узкие места.
и национализма пережитки,
и экстенсивный метод и другие
явленья негативные, и Брежнев,
всем ненавистный, и овощебазы,
и министерства, ведомства и главки!
Клубятся тучи. Воют злые ветры.

А перед ними светлая заря -
крестьяне собираются семейный
подряд внедрять. И золотятся нивы.
Рабочий за компьютер персональный
садится. И повсюду МЖК
растут. Играют смелые рок-группы.
И КСП играет. И Буденный
злым “Огоньком” разоблачен уже.
С телеэкрана Михаил Сергеич,
краснознаменный, вдохновенный, мудрый,
приветствует прорабов перестройки,
и вся планета слушает его,
и тоже перестраиваться хочет,
и всюду замечаются подвижки,
и новое мышление растет,
и мышление новое, и дальше, .
все дальше, дальше! Ельцин дерзновенный,
знамена, кока - кола, твердый рубль!
И в магазинах разные колбасы!

Они сидят в обнимку на Арбате.
Они в обнимку тесную читают
"Детей Арбата". Светлая заря
встает над обновленною землею.
И Ленин жив. И сладок поцелуй
девичьих губ. И Ленин жив! И будут
колбасы в магазинах, а в сердцах
любовь и пламень молодости нашей!
akhbaron1962: (осень)
Уже все сказано - в который раз убеждаюсь.

***

Есть три эпохи у воспоминаний.
И первая - как бы вчерашний день.
Душа под сводом их благословенным,
И тело в их блаженствует тени.
Еще не замер смех, струятся слезы,
Пятно чернил не стерто со стола -
И, как печать на сердце, поцелуй,
Единственный, прощальный, незабвенный...
Но это продолжается недолго...
Уже не свод над головой, а где-то
В глухом предместье дом уединенный,
Где холодно зимой, а летом жарко,
Где есть паук и пыль на всем лежит,
Где истлевают пламенные письма,
Исподтишка меняются портреты,
Куда как на могилу ходят люди,
А возвратившись, моют руки с мылом,
И стряхивают беглую слезинку
С усталых век - и тяжело вздыхают...
Но тикают часы, весна сменяет
Одна другую, розовеет небо,
Меняются названья городов,
И нет уже свидетелей событий,
И не с кем плакать, не с кем вспоминать.
И медленно от нас уходят тени,
Которых мы уже не призываем,
Возврат которых был бы страшен нам.
И, раз проснувшись, видим, что забыли
Мы даже путь в тот дом уединенный,
И задыхаясь от стыда и гнева,
Бежим туда, но (как во сне бывает)
Там все другое: люди, вещи, стены,
И нас никто не знает - мы чужие.
Мы не туда попали... Боже мой!
И вот когда горчайшее приходит:
Мы сознаем, что не могли б вместить
То прошлое в границы нашей жизни,
И нам оно почти что так же чуждо,
Как нашему соседу по квартире,
Что тех, кто умер, мы бы не узнали,
А те, с кем нам разлуку Бог послал,
Прекрасно обошлись без нас - и даже
Все к лучшему...
akhbaron1962: (water)
* * *
***

Я записную книжку потерял.
А в книжке был серьезный матерьял.
Она весьма непрочною была,
Но в ней любовь за строчками жила.
...Что листопад в страничках насорил,
Что невпопад я сам наговорил.
Что ночь нашла. Что вьюга намела.
И телефонов чьих–то номера.
Там расплывались строчки от дождя,
За перегиб странички уходя.
Была и еретическая блажь,
Какая? — трудно вспомнить, но была ж.
И лист сухой, зеленый там шумел
Мне одному. Беззвучно. Как умел.
Забыл стихи. Забыл наметки тем.
И телефоны канули совсем.
Один я помню. Но не позвоню.
Что я звоночком этим изменю?
Ведь жаль не книжки, а минувших жаль
Минуток, суток. В том–то и печаль.
Сухого тополиного листа,
А не любви, что так была проста.
Жаль, что грущу, как признанный поэт,
Не о свиданьях, а о смене лет.
Жаль, что назвал все это — матерьял,
Что не нашел стихи, а потерял.

1980

* * *

Так был этот закат знаменит,
Что все галки — о нем, про него...
Нет, не могут стихи заменить
Ни тебя, ни меня, никого.

Ты ушла. Я остался один
С бесконечностью прожитых лет
И с одной из московских картин,
Прочно вбитой в оконный багет.

Так был этот закат знаменит,
Что все стекла, все крыши — к нему...
Нет, не могут стихи заменить
Настоящей любви никому.

1983
akhbaron1962: (water)
Чем неугоден Джонни Депп Ванессе Паради?
Он зарабатывал на хлеб, а ты сиди, роди...
Мы знаем все твои дела и песни заодно.
Ведь до него ты кто была? — нимфетка из кино!
Теперь ты вечно на виду и хочешь перемен.
Он сделал из тебя звезду, поднял тебя с колен...
Кто ты такая?! Срам один. Не Пугачева, чай.
Пусть он увлекся Евой Грин — а ты терпи, прощай!
Сходи к гадалке, наконец, не парься, травы пей...
Дитям же нужен же отец, хотя бы Воробей!
Пускай вы даже две звезды, известные везде, —
Не выносите из избы, держите все в избе!
Пускай он трижды Воробей, но все ж таки не враг.
У нас две трети всех семей живут примерно так.
akhbaron1962: (зимняя)
Стихи, которые я читаю, делятся для меня на 4 категории:
1. барахло = не стихи
2. непонятно что: вроде не совсем барахло или даже совсем не... Не мое, не торкает, не въезжаю, отказываюсь выносить вердикт. Неинтересно.
3. стихи. которые я сама хотела бы написать и, может, написала бы, будь у меня поболе трудолюбия и таланта, и преданности этому делу. Или если иной был бы опыт у меня. Восхищаюсь и завидую.

Иногда какие-то стихи со временем перемещаются из 2 категории в 3-ю: я меняюсь, меняется восприятие - и во что-то въезжаю, во что не въезжала раньше.

4. Стихи, которые я никогда не могла бы написать. С автором мы существуем в разных мирах; как сказала одна героиня сериала : "Мы с тобой из разных категорий... ну как спагетти и водород". Восхищаюсь, недоумеваю, радуюсь, что это есть в мире: такие люди и такие стихи, опосредованно восхищаюсь многообразием вселенной.
Бывают у одного автора стихи всех трех категорий (бывают и всех четырех на самом деле).

Такой автор - Линор Горалик. Каждый раз испытываю нечто вроде удара током от ее текстов.
Вот последний из прочитанных.

***

Гусары денег не берут,
но мы в другом аду служили,
в другой могиле, побратимшись,
лежали.

Мы тоже родились под Сталинградом,
нам тоже в рот положено свинца,
и он у нас во рту катается,
пока дрожащим пальцем в грудь нам тычет
товарищ тухачевский - Рокоссовский.
Он наше ухо к уху прижимает
и в пуп нам дышит, и по полю боя
в томленьи топчется, пока
Господняя рука
на том конце концов не снимет трубку, -
уже вознесшегося Сашку, Петьку, -
и ухом к Уху не приложит,
и Сашке в пуп не скажет: Да?

Тогда

у нас под сердцем екнет рычажок;
гортанью двушка раскаленная проскачет
и упадет
в живот,
и там о дно луженое не звякнет,
а глухо брякнет о товарок,
других свинцовых Нюшек и Одарок,
и скажет: «Девочки, когда я залетела
к нему в орущий рот,
я думала — он сплюнет и уйдет.
А он, мой Паша, рухнул на колени
и ласково стонал, и языком меня катал,
и мы с одной попытки дозвонились,
всё донесли, и связь
хорошая была».

Такие мы ребята, - не гусары,
а честные альты и окулисты.
И мы бы вознеслись, и нам бы в пуп
Господь дышал, - но монетоприемник
тяжеловат, и медлит инкассатор.

Какие кони сбрасывали нас!
Какие женщины нас не любили!
Какая жесть, товарищ Рокоссовский.
akhbaron1962: (Вомбат)
Дмитрий Воденников.

Совелу (целостность, руна солнца)


Так вот для чего это лето стояло
в горле как кость и вода:
ни утешеньем, ни счастьем не стало,
а благодарностью — да.



Ну вот и умер еще один человек, любивший меня. И вроде бы сердце в крови,
но выйдешь из дома за хлебом, а там — длинноногие дети,
и что им за дело до нашей счастливой любви?
И вдруг догадаешься ты, что жизнь вообще не про это.

Не про то, что кто-то умер, а кто-то нет,
не про то, что кто-то жив, а кто-то скудеет,
а про то, что всех заливает небесный свет,
никого особенно не жалеет.

— Ибо вся наша жизнь — это только погоня за счастьем,
но счастья так много, что нам его не унести.
Выйдешь за хлебом — а жизнь пронеслась: «Это лето, Настя.
Сердце мое разрывается на куски».


Мужчины уходят и женщины (почему-то),
а ты стоишь в коридоре и говоришь опять:
— В нежную зелень летнего раннего утра
хорошо начинать жить, хорошо начинать умирать…

Мать уходит, отец стареет, курит в дверях сигарету,
дети уходят, уходят на цыпках стихи…
А ты говоришь, стоя в дверях: — Это лето, лето…
Сердце моё разрывается на куски.
akhbaron1962: (Вомбат)
Волею судеб этот поэт - Владимир Соколов - оказался вблизи моей семейной истории. С юности я пыталась читать его стихи - и как-то не воспринимала. Между тем он признан не только советским литературоведением, все компетентные люди и посейчас называют его лирику одной из вершин русской лирической поэзии. (Даже Мастером , говорят, называли его!) Видимо - подумала я сегодня, шинкуя капусту, - стихи делаются все-таки из разного какого-то материала, и тот, из которого сделаны эти, - не усваивается. Мною.
В Сети мало его стихов - или я не умею искать. То, что нашла - и хоть как-то воспринимаю - ниже.


***
Я не боюсь воскреснуть. Я боюсь,
Что будет слишком шумно. Потому
Я медленно стихи свои читаю.
Я оставляю паузы. Для шумов
Технических и прочих. Будет час,
И человек, похожий на меня,
Найдет мою потрепанную книжку,
И я в душе грядущей оживу
На миг.
И в этом все мое бессмертье.
Светлейте, птицы, зеленейте, травы,
Да упасет вас время от потравы.
И нам другой совсем не надо славы,
Как только той, что будет.
Иногда.

Ну что? Это трогательно как завещание, но как банально! Может, тогда не звучало банально? Воспринималось иначе?
"Светлейте, птицы (?), зеленейте, травы"... Эта потрава - явно вставлена для рифмы, ничего не дает эта строка. И кому это "нам"?
Но здесь хоть как-то понятен посыл.

А в этом стихе хороши первые четыре строки - а вторых категорически не надо:

***
Я устал от двадцатого века,
От его окровавленных рек.
И не надо мне прав человека,
Я давно уже не человек.
Я давно уже ангел, наверно,
Потому что, печалью томим,
Не прошу, чтоб меня легковерно
От земли, что так выглядит скверно,
Шестикрылый унес серафим.

Та же байда: первой строфы вполне достаточно. К чему эта пейзажная зарисовка?

* * *

Нет сил никаких улыбаться,
Как раньше, с тобой говорить,
На доброе слово сдаваться,
Недоброе слово хулить.
Я все тебе отдал.
И тело,
И душу — до крайнего дня.
Послушай, куда же ты дела,
Куда же ты дела меня?

На узкие листья рябины,
Шумя, налетает закат,
И тучи на нас как руины
Воздушного замка летят.

* * *

Как будто не было зимы,
Цветут деревья беззаботно.
И на ночь ливни льют охотно,
Как будто не было зимы.

И так, забыв про холода,
Июньский ветер ветки треплет,
Как будто листья никогда
Не истлевали в сером пепле.

И вот, случайно встретясь, мы
Опять стоим у поворота
И все надеемся на что-то,
Как будто не было зимы.

Очень просто, достаточно внятно. Но на шедевр опять-таки не тянет, ИМХО.

А это, как утверждается, посвящено моей близкой родственнице. Русой, однако, она никогда не была. По датам вроде совпадает.
Это стихотворение вошло в список ста лучших русских стихотворений ХХ века.
http://www.sociomost.com/viewtopic.php?f=30&t=1726
Дмитрий Антонович Сухарев провел опрос 158 экспертов - в основном, просто хороших поэтов. Попросил назвать дюжину лучших русских стихотворений ХХ века, не расставляя внутри дюжины.

ВЕНОК

Вот мы с тобой и развенчаны.
Время писать о любви...
Русая девочка, женщина,
Плакали те соловьи.

Пахнет водою на острове
Возле одной из церквей.
Там не признал этой росстани
Юный один соловей.

Слушаю в зарослях, зарослях,
Не позабыв ничего,
Как удивительно в паузах
Воздух поет за него.

Как он ликует божественно
Там, где у розовых верб
Тень твоя, милая женщина,
Нежно идет на ущерб.

Истина ненаказуема.
Ты указала межу.
Я ни о чем не скажу ему,
Я ни о чем не скажу.

Видишь, за облак барашковый,
Тая, заплыл наконец
Твой васильковый, ромашковый
Неповторимый венец.

Ну никакое оно, на мой взгляд. Просто никакое! Наверное, корректнее говорить не о "веществах", а о частотах. Я не воспринимаю звуки на частоте этих текстов. Видимо, так.

Вот еще стихи, если кому интересно:

http://lukomnikov-1.livejournal.com/578116.html

verses

Oct. 6th, 2012 10:14 am
akhbaron1962: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] borkhers в verses
***

разговоры запросто на заметку агенту
безопасности или слова впустую
ветер треплет флаг и на нем поминальную ленту
закрома отчизны расчищены подчистую

на щитах рекламных стройные девичьи ножки
по асфальту такие же ножки стучат каблуками
сизые голуби тычут клювами в крошки
за городом речка холмы покрыты лугами

луга покрыты цветами цветы ничем не покрыты
обнаженка растений жаждущих опыленья
в жирной земле старинные клады зарыты
во дворе трава на траве дрова сухие поленья

потому что настанет зима и они пойдут на растопку
будет печь жаром дышать на протянутые ладони
будет мальчик в ушанке в снегу протаптывать тропку
будут морды задрав ржать голодные кони

солнце будет кратким сухим высоким
звезды долгими волчьими не подступиться
режим будет строгим и временами жестоким
чтобы ближе к весне опять немного смягчиться
akhbaron1962: (Default)
Туча

Последняя туча рассеянной бури!
Одна ты несешься по ясной лазури,
Одна ты наводишь унылую тень,
Одна ты печалишь ликующий день.

Ты небо недавно кругом облегала,
И молния грозно тебя обвивала;
И ты издавала таинственный гром
И алчную землю поила дождем.

Довольно, сокройся! Пора миновалась,
Земля освежилась, и буря промчалась,
И ветер, лаская листочки древес,
Тебя с успокоенных гонит небес.

<13 апреля 1835 г.>

Недавно я услышала эти стихи - один смелый бард взял да и положил их на собственную музыку. . (Ну да, в школе мы все это проходили.) Я, конечно, помню эти стихи наизусть, но вот услышала со стороны - - и поразилась. "Как в капле воды", в этом "простом" тексте видно величие и уникальность Пушкина. Ведь любой поэт - поэзия понимается нами как воплощенное чувство, эмоция, субъективность - в этой аллегории "встал бы на чью-ни будь сторону": гневался или на тучу, чье время миновалось, а она, сука, все еще тут; или на ветер, который "использованную, но принесшую столько пользы" тучу гонит прочь.... И лишь Ему, великому А.С., удается... да нет, не "удается", это для него естественно и легко, "легко и приятно" - сохранить полнейшую объективность. Он признает и заслуги тучи, и в то же время - просто в силу перемены ситуации - признает правомочность действий ветра, даже помогает ему своим призывом - в сущности, все стихотворение и есть этот призыв. Именно что "ничего личного". Никто не плох и не хорош сам по себе, но уместен или нет в зависимости от ситуации. Всему и всем свое время. Ты был полезен общей гармонии, теперь больше не нужен, уйди. А.С. не усомнится ни на секунду, даже в самой глубине души, в справедливости и высшей правде этого хода событий. Божественной справедливости. Она органична его великой душе, он не бунтует - это мелко, бессмысленно и беспощадно, а потому - страшно. Он принимает, истинно, со смирением, всем существом. Призывает и всех остальных - в данном случае тучу - принять и покориться божественной воле, ходу событий, согласному с ней. Довольно, сокройся, пора миновалась. "И пусть у гробового входа младая будет жизнь играть и равнодушная природа красою вечною сиять". "Предполагаем жить - и глядь: как раз умрем". Даже в этом нет обиды, досады, бунта, гнева - лишь легкая ирония над собой.За два года до смерти написана "Туча", и не исключено, что обращена к самому себе.
akhbaron1962: (Default)
Вспомнилось сегодня - выученное, положенное на три аккорда, петое под гитару в юности:

От тоски хожу я на базары: что мне до них!
Не развеют скуки мне гусляры: что мне до них!
Кисея, как облак зорь вечерних, шитый баркан...
Как без глаз, смотрю я на товары: что мне до них!
Голубая кость людей влюбленных, ты, бирюза,
От тебя в сердцах горят пожары: что мне до них!
И клинок дамасский уж не манит: время прошло,
Что звенели радостью удары: что мне до них!
Сотню гурий купишь ты на рынке, был бы кошель,
Ах, Зулейки, Фатьмы и Гюльнары: что мне до них!
Не зови меня, купец знакомый, - щеголь ли я?
Хороши шальвары из Бухары: что мне до них!

Михаил Кузмин, из цикла "Венок весен" (газеллы).

Не могу писать пока - в последнее время жара и состояние мое, физическое и моральное, оказались за гранью вербализуемого, или, иными словами, сместились в область несказанного. Такой гибрид из "Никоторого числа. День был без числа" и "Дальнейшее - молчание" (в другом переводе "Дальше - тишина". )
Но ничего, ничего, не такое пережили - как это у Искандера - "Кофейни-кондитерские теряли". Сегодня было уже попрохладнее, обещают дожди, вечером так и вовсе было можно дышать. Завтра откроют усадьбу "Останкино", там на лавочке в глубине за 20 рублей можно сидеть сколько хочешь - и вокруг никого, знай читай "с любого места чужую книгу", а потом сходить пообедать в кафе "Русский чай" у прудика... А потом можно очень быстро - я проложила путь вчера - дойти до белой деревянной набережной, там посидеть у воды или в Ботанический сад...
Сегодня девушка, катающаяся на велосипеде с юношей, в спину последнему крикнула, радостно-удивленная (аккурат на ограду музея-усадьбы "Останкино" лежал их курс: "Ой, смотри, как там красиво! Прямо как будто усадьба какая-то!"
Сегодня редактировала текст про фотосъемки лыжников в снежных Альпах. Очень кстати.
Вчера ночью просила сожителя придушить меня подушкой.
Моя дочь, будучи пяти лет, после занятий фигурным катанием очень хотела пить, а я по указанию тренера ей не давала. Она скандалила в раздевалке, а я ея увещевала: "Смотри, другие дети тоже хотят пить, однако же не орут!" На что услышала безапелляционное: "Они НЕ ТАК ХОТЯТ ПИТЬ, как я!"
Вот и мне кажется, что никому не так жарко и душно, как мне!
Спокойной ночи.

Стихи

Jul. 27th, 2012 02:02 am
akhbaron1962: (Default)
Услышала вчера в виде песни. Похоже на Рубцова, но это бард Бережков. Очень понравилось.


Саврасов. Грачи прилетели

Прилетели грачи, но печальна земля,
и у церкви кричит в небо вся их семья.
Здесь размытая ширь непроезжих полей,
ослабевшая жизнь почерневших ветвей,
и в затертом пальто я стою на снегу –
это лучшее, что я увидеть смогу.

Взгляд пристрастен и плох век подходит к концу,
пусть другим судит Бог подобрать ей к лицу
не грачей на полях, а могущества взлет,
а такие, как я, не украсят ее,
а такие, как я, не продлят ее дни,
не отцы, не мужья, слава Богу, одни.

Остается без слов ослабевший мотив;
даже то ремесло, для которого жив,
и докучливый друг имя треплет мое,
да берет на испуг по ночам забытье,
и наследства изъян ждет в стекле на столе,
и такие, как я, не нужны на земле.

Прилетели грачи, но печальна земля,
и у церкви кричит в небо вся их семья.
Здесь размытая ширь непроезжих полей,
ослабевшая жизнь почерневших ветвей,
и в затертом пальто я стою на снегу –
это лучшее, что я увидеть смогу.

1984
akhbaron1962: (Default)
Это такой поэт, живший и творивший в Серебрянов веке и доживший до 1970-х. Несколько лет назад я купила его двухтомник. Давно не открывала...
Но сейчас судьба посылает мне послания. Открывала другой файл - а открылся этот. Перечитала стихи - очень своевременные...

***

«Руководство для свежеумерших». Обложка
В семь цветов и недорого. Все же
Я не купил. К чему
Опережать события? И может,
Пожалуй, устареть. Ведь в наши дни
Так быстро всё меняется. К тому же
Я, может быть, бессмертен. Так зачем
Выбрасывать на ветер деньги?

***

- Кого здесь нет, прошу поднять руку!
Я не поднял. Меня не было, но
Было лень поднимать. Пусть вместо меня
Обе руки поднимет
Мой читатель, которого тоже,
К моему сожалению, нет.

***

Примите сердечный привет,
Рассвет и закат!
Пожалуй, бессмертия нет,
А есть – листопад.

Но листик, засохший, мечтал
О райском тепле,
О том, чтобы подал во мгле
Архангел сигнал.

Шумит широко водопад,
Милее – фонтан:
В края Гесперид и Плеяд
Фонтан устремлен.

Снежинки, не падайте вниз!
Попробуйте вверх!
Лети к облакам, кипарис,
Где свет не померк!

Где месяц под крик петухов
Висит? Наверху!
Соседка сварила уху
Из трех пастухов.

Сияет большая звезда
С обоих концов.
Забавно, что дети всегда
Моложе отцов.

Я завтра поеду в Ливан.
Мерси, я здоров.
Пишу детективный роман
Из жизни грибов.

***

Ты бы хотела увидеть
Небо в алмазах?
Разве тебе не довольно
Звездного неба?

Ты бы хотела увидеть
Ангела в небе?
Разве тебе не довольно
Первого снега?

Разве тебе не довольно
Моря и ночи?
Лунных теней и деревьев,
Лета и ветра?

***

То, что было утешением,
Перестало утешать.
Но порою тем не менее
Развлекаюсь я опять.

Развлекаюсь грубым холодом,
Жестким ветром, мутным днем,
Развлекаюсь скучным городом -
И проходит день за днем.

Не в России, так в Германии.
Вот гуляю вдоль реки,
Развлекаюсь сочетанием
Равнодушья и тоски.

***

Может быть, только в этой
Жизни – бывает лето,
Только на этом свете
Этот приморский ветер,

Только на эту землю
Дерево сыплет семя,
От синеватой птицы
Нежная тень ложится.

Да, но зачем порою
Этого всё же мало?
Небо опять другое
Над городским каналом.

Он отражает ветви,
Тучу и даже ветер,
Да, но чего-то всё же
Он отразить не может.


***

Пожалуй, и не надо одобрения,
И ободрения не надо.
Ни обещания, ни исполнения
Желаний, обещаний. Надо
Стараться обойтись без утешения.

Пора не жаловаться, не надеяться
(Судьба шутила, обещая…)
Пора стихам, как дыму, дать развеяться
(Перелистают, не читая).
Пора понять, что не на что надеяться.

***

Разлетается сердце темными комьями крови,
Клочья души висят на терниях жизни –
Колючая проволока судьбы, в шипах заржавелых.

Так и терзайся при жизни в серном пламени ада,
Связанный пленник, потрепанный, перегоревший.
Что, освежает тебя холодный пепел мечтаний?

***

Утоли мои печали
Летним ветром, лунным светом,
Запахом начала мая,
Шорохом ночного моря.

Утоли мои печали
Голосом немого друга,
Парусом, плечом и плеском.

Утоли мои печали
Темным взглядом, тихим словом.

Утоли мои печали.

***

О вечер, темный друг, мы так устали.
И тишина летает над кустами.

И медленно из меркнущего леса
Уже течет мутнеющая Лета.

Но пахнет мятой и немного хвоей,
И слушаешь, замученный и хворый,

Спокойный голос воздуха и ночи,
Замедленный на синеватой ноте,

И смерть недостоверна, как легенда,
Как темная, далекая Лигейя.













































А на молодом человеке, уступившем мне место в метро, была майка с надписью: Spread love or stay at home.
akhbaron1962: (Default)
Валентина Шевлягина



Есть люди, без которых пустота
опасно разъедает изнутри.
Они живут и дышат где-то там,
где ты не будешь, как себе не ври.
Как ни гадай, но вечно вы поврозь,
и, как от недостатка витами-
нов, дыры образуются насквозь, –
когда опять прощаются они.
Есть люди, для которых ты легко
всю жизнь свою готов перечеркнуть,
и если даже вроде ни о ком
не думаешь, они – твой млечный путь.
Ты мечешься на проклятой земле,
барахтаешься, вроде на плаву,
но мысль одна всегда живет в тебе:
есть люди, что тебя не позовут.
akhbaron1962: (Default)
http://lito.ru/sbornik/2027

Это ссылка на страницу, где можно прочитать дивные тексты человека по имени Худимов Борис. Я узнала о нем сегодня и пребываю в восторге.
Игорь Бурдонов тоже хороший поэт. Я об этом тоже узнала сегодня, на прещзентации издательства "Артхаус", на Арбате. То есть сходила не зря. А потом я узнала, что настало летнее время, а значит, я опаздываю на еще одно мероприятие, и убежала. Там был еще один симпатичный человек, он пел песни на хорошие стихи (он сочиняет музыку к песням), но я не успела узнать, как его зовут. Интересно, что хозяин издательства "Артхаус" и ведущий и, видимо, по логике вещей, организатор презентации (по крайней мере он меня гостеприимно встретил, помог снять пальто и усадил), не смог ответить мне на вопрос, как фамилия замечательного сказочника, только что прочитавшего нам свои произведения. Наверное, он его не приглашал, Борис сам пришел и по своей инициативе прочитал свои тексты. Ой спасибо большое! Всем читать и переться!

Монолог единственного художника
D Em
Я - единственный художник, заслуживший уваженье
A7 D F#7
В нашем маленьком, почтенном, безмятежном городке.
Hm H7 Em
Я рисую этикетки на печенье и конфетки,
G D F#7 Hm
На бутылки и варенье и на капли в пузырьке.


F#7 Hm F#7 Hm
А вот Джонни - не художник: он рисует только дождик;
A7 D F#
И Джованни - не художник: он рисует только Кэт.
Hm H7 Em
Правда, глупый Паулино что-то вылепил из глины,
G F#7 Hm
Но ведь мне за дело платят, а ему, конечно, - нет!


A D Em
А мои произведенья смотрят с каждого варенья,
A7 D F#7
Их за пазухой уносят на бутылках с коньяком,
Hm H7 Em
Потому что я художник, заслуживший уваженье
G D F# Hm
И прошедший утвержденье в магистрате городском.


А вот Пабло - не художник, потому что он - безбожник;
И Франциско - не художник: он осла нарисовал,
А осел на бургомистра получился так похожим,
Что сегодня даже пристав у картины шапку снял!

И Диего - не художник, это знает и сапожник:
У него нет и мольберта, пишет прямо на стене.
А мои наклейки с медом да открытка "С Новым годом",
Если мне не врет пирожник, разошлись по всей стране!

А теперь я весь в творенье: я горю над ярлыками.
Вот расклею - и увидят: кто художник, а кто - нет!
Ярлыки свои снабдил я образцовыми стихами,
Пишет их мой друг Дистрофий, он - единственный поэт!

Эту песню написал Игорь Жук, я узнала об этом только что в Гугле. Ее пел тот человек на вечере. Может, это и был Игорь Жук. Портрета в Гугле нет. Песня замечательная.
akhbaron1962: (Default)
Приятель принес книжку этого автора. Хочу познакомить общественность с его прелестными опусами из цикла "Веселые науки" - теми, которые мне особенно понравились.

Вот самое-самое любимое:

ЭКОЛОГИЯ

Пусть будущие поколенья
не скажут с болью сожаленья:
"Жил-был смешной пушной зверек,
но мир его не уберег!"

МЕТЕОРОЛОГИЯ

Сто лет погоду наблюдали.
Такой, как нынче, - не видали.

ИСТОРИЯ АРХИТЕКТУРЫ

Все на свете интерьеры
начинаются с пещеры.

ОРНИТОЛОГИЯ

Блещут перья на павлине -
заглядение одно,
а прекрасной половине
красоваться не дано.
Всё ему, а что же ей?
Всё не так, как у людей.

КРИМИНАЛИСТИКА

Одет прилично, чисто выбрит.
Кто знал, что он бумажник стибрит?

ПЕДАГОГИКА

Как сделать, чтоб младенец розовый
не стал дубиной стоеросовой?

ВОЗРАСТНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Быть взрослым очень просто:
ругайся, пей, кури,
а кто поменьше ростом,
тех за уши дери.

ДИАГНОСТИКА

Один укол стального жальца -
Анализ крови сделан мне,
он, правда, высосан из пальца,
но убедителен вполне.

ПЛАНЕТОЛОГИЯ

Две стороны, как у медали,
у нашей спутницы Луны,
но лишь недавно увидали
Луну с обратной стороны.
Из века в век на небосклоне
блестит все тот же круглый лик...
Как плохо, как односторонне
мы знаем спутников своих!

ЗООПСИХОЛОГИЯ

"Собачья жизнь!" - сказала кошка
и стало легче ей немножко.

А вот загадочное стихотворение о Сизифе:

СИЗИФ

Бедный Сизиф, на бессмысленный труд обреченный,
камень в гору вкатил. Камень скатился с горы.
К камню вернувшись опять, впервые за тысячелетья
смех услышал Сизиф. Дети спешили к нему.
Дружно за камень взялись худые ручонки мальчишек.
Сделаться каждый хотел сильным, как дядя Сизиф.
"Труд твой закончен, Сизиф! - рассмеялись великие боги.-
Камень в гору вкати - камень срастется с горой"
akhbaron1962: (Default)
Остаточные явления

Никто из нас не хорош, и никто не плох.
Но цунами как ты всегда застают врасплох,
А районы как я нищи и сейсмоопасны.

Меня снова отстроят - к лету или скорей -
А пока я сижу без окон и без дверей
И над крышей, которой нет, безмятежно ясно.

Мир как фишечка домино - та, где пусто-пусто.
Бог сидит наверху, морскую жует капусту
И совсем не дает мне отпуску или спуску,
А в попутчики посылает плохих парней.

И мы ходим в обнимку, бедные, как Демьян,
Ты влюбленная до чертей, а он просто пьян,
И бесстыжие, and so young, and so goddamn young,
И, как водится, чем печальнее, тем верней.

***

Всех навыков - целоваться и алфавит.
Не спится. Помаюсь. Яблочко погрызу.
Он тянет чуть-чуть, покалывает, фонит -
Особенно к непогоде или в грозу.

Ночь звякнет браслетом, пряжечкой на ремне.
Обнимет, фонарным светом лизнет тоска.
Он спит - у его виска,
Тоньше волоска,
Скользит тревога не обо мне.

***

Ну все уже: шепоток, белый шум, пустяк.
Едва уловимый, тлеющий, невесомый.
Звонка его ждешь не всем существом, а так
Одной предательской хромосомой.

Скучаешь, но глуше, вывернув звук к нулю.

Как с краю игла слегка шипит по винилу.
Все выдохнула, распутала, извинила,
Но ручку берешь, расписываешь уныло -
И там,
На изнанке чека
"люблюлюблю


Бог, работодатель и кризис подарили пустой день. С утра слушаю и читаю гениальную Веру Полозкову. Вышеприведенные стихи - совсем про меня, кроме "so young, so goddamn young" - но это лишь доказывает, что возраста не существует. С одной стороны, вредно ее читать - надо бы наконец написать про это самой. Возможно, это еще случится. Ах, она такая заразная, такая обманчивая - кажется, продолжай с любого места, ты тоже так можешь... Иллюзия. Она такая живая, такая ЖИВАЯ, вней столько жизни... Она - чудо!
akhbaron1962: (Default)
23 июня мне вспомнилось стихотворение Арсения Тарковского. Просто оно ко мне пришло, и мне показалось, что оно довольно точно выражает мои ощущения. При некотором усилии удалось восстановить в памяти и вторую строфу. (В книгу с тех пор так и не заглянула, так что могу быть неточна при цитировании, хотя память у меня очень хорошая вообще-то.)
И вот я три дня подряд хожу и повторяю про себя:

Вечерний, сизокрылый,
благословенный свет,
я словно из могилы
гляжу тебе вослед.

Благодарю за каждый
глоток воды живой,
в часы последней жажды
подаренный тобой.

За каждое движенье
твоих прохладных рук,
за то, что утешенья
не нахожу вокруг,


за то, что ты надежды
уводишь, уходя,
и ткань твоей одежды -
из ветра и дождя.

И в понедельник, 25- июня, мне по радио "Культура" говорят, что сегодня исполняется 100 лет со дня рождения Арсения Тарковского.
Вот такое совпадение.
Тарковский не принадлежит к числу моих любимых поэтов, и его стихов я знаю совсем мало.
А тут... так вот интересно получилось.

Profile

akhbaron1962: (Default)
akhbaron1962

April 2017

S M T W T F S
      1
2345 6 78
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 04:46 am
Powered by Dreamwidth Studios